спайс тори

базару ноль Извиняюсь, что ничем могу..

Рубрика: Плакат на тему мы против наркотиков

3 Комментарии

история китая наркотики

Особое место в истории Китая занимают так называемые Опиумные войны. Мир на игле. Кто посадил человечество на наркотики Подробнее. В Китае в прошлом году число новых наркоманов сократилось на 26,6 проц. smirnovarulit.ru Пекин, 18 июня /Синьхуа/ -- В прошлом году. XVIII век в истории Китая принято называть золотым. Экономика процветала, население утроилось и перевалило за млн человек. HYDRA MIST SET REFRESH POWDER ПУДРА История китая наркотики как обмануть анализы на наркотики

Мысль javascript в tor browser вход на гидру этом

КАК ПОСМОТРЕТЬ ВИДЕО В БРАУЗЕРЕ ТОР ПОПАСТЬ НА ГИДРУ

Наркоторговля вытесняла торговлю иными продуктами, утечка серебра дезорганизовала деньги Цинской империи, миллионы китайцев, от обычных кули до царевичев всех 12 рангов, стали жертвами пагубного пристрастия. Сановники Цзян Сянань и Хуан Цзюэцзы с страхом нашли, что посреди служащих уголовной и налоговой палат больше половины наркоманов. Муниципальные университеты, от системы искусственного орошения до привилегированных «восьмизнаменных» войск, разрушались и выходили из-под контроля.

Это вдохновляло императорский двор время от времени запрещать торговлю опиумом и его курение. Но единственный эффект грозных указов точь-в-точь как в современной Рф заключался в том, что росла плата за право их нарушать. Лишь в г. Отважный мандарин. Императорским ревизором в особо неблагополучную приморскую провинцию Гуандун был назначен Линь Цзэсюй — этнический китаец, конфуцианский книжник.

Он почитал предков и Небо, и в иностранцах лицезрел варваров, нарушающих долг повиновения единственному законному сударю на планетке — китайскому императору. Что, вообщем, не мешало ревизору Линю интересоваться европейской наукой и выписывать из-за океана новейшие пушки. Торговые суда, пытавшиеся скрыться с грузом, были перехвачены. Блокировав места проживания иностранцев, Линь Цзэсюй достигнул выдачи еще 20 ящиков с наркотиком.

Может быть, какие-то данные и преувеличены в согласовании с традициями цинского делопроизводства , но понятно, что на отмели Хумынь жгли и топили в море изъятый опиум три недельки. Современная китайская литература приводит такое количество: тонн. Утерев слезы, наркодельцы оценили собственный вред в два с четвертью миллиона тогдашних фунтов стерлингов.

Ревизор оказался хорошим дипломатом. За добровольно сданный опиум он стал выдавать компенсацию чаем, очень ценившимся в Европе. А иностранным купцам объявил, что не покушается на честный бизнес, но каждый должен отдать подписку, что не станет ввозить опиум.

Нарушивший клятву подлежит смертной экзекуции. Некие британцы отправь на компромисс. Схема наркоторговли начала разрушаться. Но это затрагивало интересы не отдельных лиц, а всей Английской империи. Ведь серебро, которым несчастные китайцы оплачивали свою мучительную погибель, служило принципиальным источником скопления капитала. От него зависела не лишь роскошь правящих классов, но и модернизация индустрии, а также рост жизненного уровня трудящихся, позволивший Великобритании осквернить Маркса и избежать разрушительных революций на собственной местности.

Потому официальный представитель Английской короны в Гуандуне Ч. Эллиот направил военные корабли — перехватывать в море тех купцов, которые соглашались отдать вышеупомянутую подписку. В ноябре у форта Чуаньби вышло 1-ое вооруженное столкновение меж английскими и китайскими моряками.

Оно не принесло фуррора «владычице морей». И в апреле г. В это самое время, в правление царицы Виктории, в Великобритании утвердилась образцово-показательная мораль, которая вошла в историю как «викторианская»: слово «проклятый» в публикациях подменяли точками.

Война велась типичными способами. Британцы ночкой высылали к побережью лодки, увенчанные соответственной рекламой, и давали всем желающим наркотики за третья часть цены, чтоб совсем разложить и без того не очень дисциплинированную цинскую армию. В свою очередь китайцы объявили заслугу в юаней за каждого «белого дьявола», а за «черного дьявола» то есть чернокожего слугу половину данной для нас суммы.

Линь Цзэсюю пришлось воевать даже не на два, а на три фронта. Придворная аристократия, вовлеченная в торговлю опиумом, атаковала правителя жалобами на гуандунского «экстремиста» и почтительными просьбами проявить «миролюбие», то есть капитулировать.

Она старалась исключить даже минимальную возможность победы собственных войск. Сразу под лозунгом «Смерть дьяволам! Эти национал-патриоты своими глупостями и жестокостями сводили на нет дипломатию Линя, который пробовал противопоставить «хороших варваров» «плохим». Убивая ни в чем не повинных иностранцев, дам, миссионеров либо собственных же сограждан, принявших христианство, они дискредитировали Китай в публичном мировоззрении Европы и Америки, где далековато не все одобряли торговлю опиумом.

Правитель Даогуан подписывал указы попеременно в пользу то одной, то иной клики — а Линь Цзэсюй тем временем не мог достигнуть средств из казны даже на чай, обещанный купцам. Капитуляция перед наркомафией была предрешена в ноябре г. Цели же указа о запрете опиума, с которым Линь Цзэсюй поехал в Кантон, таковым образом, достигнуты, и нет никакой необходимости в продлении его деяния. Но разве могла спесивая английская корона, наглая аристократия и разжиревшая от баснословных доходов олигархия смириться с потерей такового эльдорадо, как опиумная торговля.

И вот, под предлогом защиты несуществующей чести Великобритания в году развязала против Китая войну, которую окрестили Опиумной. Британцы блокировали Кантон и остальные южные порты, в июле г. Китайские армии, вооруженные клинками, пиками и луками, в лучшем случае — допотопными мушкетами, оказались небоеспособны, они сдавали маленьким отрядам британцев прибрежные форты и городка один за остальным.

Вина за поражения была возложена на Линь Цзэсюя: он был отстранен от должности и сослан в отдаленную провинцию Синьцзян. На данный момент рвы, где сжигали отраву, превращены в живописные пруды, обсаженные плакучими ивами. Над ними — музей. А на площадке перед музеем стоят 6 древних орудий и бронзовая скульптура Линь Цзэсюя. Цинская империя капитулировала, подписав Нанкинский контракт, предусматривающий открытие для британской торговли 5 портов, включая Шанхай и Кантон, выплату контрибуции в 21 миллион серебряных юаней около половины составляло возмещение за опиум , передачу Великобритании острова Сянган часть местности сегодняшнего Гонконга.

Фаворит показал благородство: обещал прекратить импорт отравы. Но Нанкинский контракт содержал положение о консульском судопроизводстве то есть о изъятии из-под деяния китайских законов не лишь для британских людей, но и для китайцев, которые на их работают. Таковым образом, побежденные лишались всякой способности проконтролировать, выполняет ли Великобритания свое обещание.

Скоро по британскому эталону подписали свои договоры с Китаем Франция и Соединенные Штаты. Импорт опиума достиг в г. Типично, что когда китайский правитель обратился с личным посланием к царице Виктории, в учтивой форме обращая ее внимание на ужасающие последствия опиумной торговли, которая была навязана Китаю, то царица даже не ответила.

В том же году на юге началось восстание тайпинов, которые отвергли не лишь «Конфуция ради Новейшего Завета», как с негодованием писали цинские чиновники, но и опиум. Курительную трубку их вождь, деревенский учитель Хун Сюцуань сравнил с мушкетом, из которого человек стреляет в самого себя. Тайпины серьезно рассчитывали на христианскую солидарность европейцев.

В году начинается 2-я Опиумная война. Европейские державы рассчитывали «выжать» из дряблой империи новейшие привилегии, в частности — обеспечить вольный вывоз оттуда дешевенькой и бесправной рабочей силы — кули, которые должны были заменить чернокожих рабов-африканцев. В марте г. Опосля жестоких боев у фортов Дагу чуть ли не единственный вариант сурового сопротивления цинской армии англо-французским войскам был открыт путь на Пекин.

Разбив 21 сентября г. Это был самый большой шедевр, который китайцы сделали за свою многолетнюю историю. То, что было вынесено в ходе грабежа, сохранилось для населения земли в музеях и личных коллекциях Европы. По новенькому мирному договору Цинская империя практически не стала существовать как самостоятельный субъект интернациональных отношений.

Хотя ее сановников больше волновал вопросец о том, будут ли европейские дипломаты соблюдать церемонии, неотклонимые при дворе Отпрыска Неба. Сейчас великие державы были кровно заинтересованы в сохранении маньчжурской династии — и это решило судьбу китайских христиан-тайпинов. Поначалу их истреблением занялась объединенная маньчжурско-европейская армия, названная по-восточному цветисто «Всегда побеждающая», но возглавляемая американцем Ф.

А в феврале г. Постоянные войска во главе с английским адмиралом Хоупом и французским — Протэ, а также военная техника: нарезные ружья, гаубицы и горные орудия, ракетные станки и 5 пароходов — сыграли решающую роль. Кстати, история Сингапура, гда начался наш рассказ, показывает поразительные параллели. В г. Раффлз, сам провозгласил 1-го из джохорских царевичев султаном и у него же за 5 тыщ испанских баксов купил Сингапур.

И уже в г. В книжке «Сингапурские этюды» М. Савинков не без драматичности комментирует: «Раффлз, хотя и не был приверженцем опиумокурения, вмешиваться не стал, полагая, что в итоге протестов общественности их закроют. Он чрезвычайно радел за свободу торговли и свято соблюдал принцип невмешательства в всякую ее сферу».

В х гг. Опиум послужил собственного рода тараном, чтоб открыть китайский рынок для европейской торговли, в то же время не допуская формирования конкурентоспособной индустрии и вменяемого правительства, которое могло бы модернизировать страну. Но по мере того как европейцы становились хозяевами Поднебесной, специфичная ориентация торговли вызывала растущую критику, в особенности со стороны собственных же фабрикантов.

Опиум в европейской торговле с Китаем начали равномерно вытеснять «нормальные» продукты. Но было поздно. Подданные Цинской империи, уже неспособные существовать без каждодневной дозы, сами начали возделывать опийный мак — заместо чая и риса, который к концу века приходилось ввозить. Свержение маньчжурской династии в г. Бессмертна ли мафия? К середине нашего столетия в Китае, пребывавшем в состоянии непрерывных междоусобий, под опиум был занят миллион гектаров, а лишь официальное число наркоманов составляло 20 миллионов человек.

К концу века обширное распространение курение опия получило также в остальных государствах Азии, где было велико колониальное влияние Великобритании. Из других районов Западной Азии по размеру курения опия выделялись местности современных Пакистана и Афганистана. В Юго-Восточной Азии этот порок обширно был всераспространен на местности британской колонии Бирмы сейчас — Мьянма.

К году в Китае под посевы мака был занято выше миллиона гектаров, а лишь официальное число наркоманов составляло 20 миллионов человек. Но британско-американский дурман скоро утратил влияние, получив удар в виде коммунистического режима. Совладать с бедствием смогли коммунисты, отличавшиеся от собственных врагов решительностью, серьезной дисциплиной и верой в «революционные идеалы».

И как бы мы ни относились к сиим эталонам, принятым в феврале г. Коммунисты арестовали сотки тыщ человек занимавшихся наркоторговлей и почти всех из их расстреляли. Основной итог был достигнут. Он показал, что наркомафию можно побеждать лишь в том случае, ежели действовать агрессивно и правильно данной ужасной опасности. В то же время, западные торговцы лишились огромного рынка сбыта в самой населенной стране мира.

Но главные характеристики продукта, открытые Ост-индской компанией, не были оставлены без внимания людьми дальновидными. Опиум не лишь приносил гигантскую прибыль, но и усмирял, делал довольными и безопасными толпы расплодившихся нищих. Манчестерские промышленники, к примеру, ведали, как сокращение заработка вело к тому, что, будучи не в состоянии дозволить для себя, спирт либо эль, масса рабочих переходила на опиум, что быстро становилось привычкой.

Как произнес Иосиф Бродский, «зло существует, чтобы с ним биться, а не взвешивать в коромысле…» Естественно, способы проведения «кампании за полную ликвидацию яда» не назовешь гуманными. По официальным видимо, заниженным данным, 80 человек было арестовано, каждый сотый из их — расстрелян.

Но в итоге столетняя система организованной наркоторговли оказалась сломана. КНР доказала миру, что это зло не носит магического нрава. Его можно одолеть. Законы КНР на Западе считают негуманными, но заметьте — нравоучения поступают конкретно оттуда, откуда десятилетиями доставлялись наркотики. К концу ХVIII века олигархические круги разжирели от несметных доходов опиумной торговли до такового уровня, что их доход от торговли опиумом в Китае превосходил доход Девида Рокфеллера на несколько млрд баксов ежегодно!

Эти данные стали известны Д. Колеману из исторических записей ставших ему доступными в Английском музее и «Индийском офисе» и от коллег работавших на чрезвычайно ответственных постах. В конечном счете, китайско-британские дела были закрыты гонконгским соглашением, которое установило равное партнерство в опиумной торговле.

Главной неувязкой этих отношений, за крайние 70 лет было то, что Китай затребовал для себя большей толики в опиумно-героиновом лакомом кусочке. Великобритания урегулировала этот вопросец, согласившись передать Гонконг под полный китайский контроль в году, при этом Гонконг оставался центром опиумной торговли, равные толики от которой сохранили и Китай и Великобритания.

Гонконг сейчас является центром торговли опиумом и золотом. Китайские производители опиума не доверяют баксовым бумажкам США и получают плату за опийный мак золотом. Сиим и объясняются большие объемы торговли золотом на бирже Гонконга. Колеман, — для того, чтоб установить связь меж ценами на золото и ценами на опиум.

Считается, к примеру, что наикрупнейшим наркоторговцем в XIX веке, а может быть, и во все времена была… английская царица Виктория. На поставках опиума в Китай сделали состояния основоположники династий Асторов, Форбсов и остальных не наименее узнаваемых американских семейств.

В особенности отличился в наркоторговле с Китаем дед Франклина Делано Рузвельта, о котором самый узнаваемый южноамериканский президент предпочитал не вспоминать. Экономика процветала, население утроилось и перевалило за млн человек. Страна была так богата, что могла дозволить для себя диктовать условия торговли заокеанским партнерам. Как разъясняет синолог Джеймс Брэдли в книжке «Императорский круиз: Тайная история империи и войны», Китай продавал западным странам чрезвычайно много чая, фарфора и шелков, но отрешался брать западные продукты.

К счастью для Английской империи, 1-ый генерал-губернатор Индии Уоррен Гастингс отыскал решение препядствия. Речь идет о опиуме, который получали из мака, выращиваемого в Бенгалии. Ост-Индская компания унаследовала контроль над созданием опиума от империи Великих Моголов, где он был принципиальным источником муниципальных доходов.

Гастингс оказался прав: от этого продукта китайцы отрешиться не смогли. Торговля опиумом сделала один из самых масштабных торговых недостатков в истории населения земли. К середине XIX века число наркоманов в империи Цин перевалило за 2 млн. Опиум курили даже в императорском дворце. Китайцы называли его «опиумом Иисуса», а корабли, с которых наркотик продавали белоснежные контрабандисты в дельте Жемчужной реки под покровом темноты,— «дьявольскими кораблями».

Опиум длительное время был основным продуктом, который Китай не продавал, а брал. Невзирая на то что слова «Китай» и «опиум» уже практически два столетия числятся на Западе синонимами, этот наркотик для Поднебесной не родной. 1-ый опиум привезли сюда из Египта в VII веке арабские купцы.

Сотки лет он употреблялся в незначимых количествах в мед целях. Первыми добавлять опиум в табак для курения начали в XVII веке голландские купцы на Формозе Тайвань : консистенция помогала биться с малярией. В году китайцы захватили полуостров, и китайские купцы привезли обычай на континент, где тот со скоростью лесного пожара распространился по южному побережью.

Конкретно туда, в Кантон современный Гуанчжоу , и приходили английские и южноамериканские корабли с опиумом. Китайские наркоманы для заслуги наиболее выраженного эффекта равномерно сокращали количество табака в консистенции. В году правитель Иньчжэнь Юнчжэн запретил курить опиум, но почти все китайские чиновники и иностранные купцы запрет игнорировали: Кантон был далековато от Пекина, и двору было нелегко контролировать южную окраину империи.

Кантон современный Гуанчжоу несколько веков был основным опиумным портом Китая. Наместник Неба относился ко всем остальным народам на планетке как к своим вассалам. Китайцы презирали иностранцев и считали их варварами, но принимали как неизбежное зло. Для минимизации вреда, который могли нанести купцы с Запада, «иностранным дьяволам» выделили для проживания и торговли маленький квартал в Кантоне: отвели 13 двухэтажных спостроек — факторий по числу торговавших компаний.

Поселившимся там купцам запрещалось покидать квартал, привозить жен и разговаривать с простыми китайцами. Логично, что заокеанские гости ничего толком не знали о жизни в империи Цин и не умели говорить по-китайски. С местными жителями они общались на так именуемом британском пиджине — консистенции британских и китайских слов.

Иностранные корабли в Кантон не пускали. Они могли дойти только до острова Вампоа, находившегося в 20 км ниже по течению, где их должны были встречать военные джонки с бойцами и таможенниками. С наркоторговлей китайские таможенники боролись по-китайски: джонки подступали к купеческим кораблям только опосля того, как местные контрабандисты перегружали все ящики с опиумом на свои скорые джонки и перевозили на берег.

Одной из обстоятельств первой опиумной войны стало то, что к наркотику пристрастилось очень много китайцев. Проигравшие изредка дают наименования войнам — традиционно это делают фавориты. Одно из редких исключений — военный конфликт меж Великобританией и империей Цин в — годах, узнаваемый как 1-ая опиумная война.

Для большинства китайцев век унижений начался конкретно с нее. Когда пристрастие к опиуму перевоплотился в опасность самому существованию китайского народа и за него пришлось рассчитываться драгоценным серебром, главной валютной единицей страны, правитель Миньнин Даогуан решил серьезно заняться неувязкой. В начале года на юг был выслан неподкупный чиновник Линь Цзэсюй.

По приезде в Кантон он решительно взялся за дело. Уже в марте Линь окружил фактории войсками и предъявил иностранным купцам ультиматум: сдать весь опиум и клятвенно пообещать больше не привозить его в Китай. Тех, кто нарушит запрет, наместник пригрозил обезглавить. Неподкупный имперский чиновник Линь Цзэсюй в прибыл в Кантон с единственной миссией — прекратить торговлю опиумом. Блокада факторий продлилась несколько недель и закончилась только опосля того, как английский суперинтендант, сэр Чарльз Эллиот, сдал крайний из 20 ящиков.

В каждом ящике было по 60 кг опиума — этого количества хватало практически на месяц 8 млн наркоманам, выкуривавшим по три трубки в день. Весь опиум Линь отдал приказ выбросить в море, предварительно попросив у богов прощения за такое осквернение аква стихии. В июне года английская эскадра начала блокаду Кантона. Силы китайцев существенно превосходили английские, но они приметно уступали как в вооружении, так и в боевом духе и дисциплине.

Война закончилась полным поражением империи Цин. Британцы одолели в опиумных войнах в том числе благодаря наиболее современному оружию. Опиум в договоре не упоминался. Стороны сделали вид, что никакой наркоторговли нет, хотя она, естественно, продолжилась опосля войны с еще огромным пылом. 2-ая опиумная, разразившаяся через полтора десятилетия — , также закончилась разгромом китайцев.

По Пекинскому договору иностранцы получили новейшие порты для торговли, в частности Тяньцзинь. Не считая того, были установлены фиксированные пошлины на опиум, что придало наркоторговле некоторое подобие легальности. В год лорд Элгин подписал Тяньцзиньский контракт о прекращении 2-ой опиумной войны. Меж тем опиум уже грозил деградацией и массовым вымиранием всему китайскому народу.

Так как наркотик сейчас мог ввозиться беспрепятственно, правитель разрешил китайцам растить мак. К году им засеяли практически третья часть пахотных земель в провинции Юньнань. В году Лондон и Пекин договорились в течение 10 лет на сто процентов прекратить торговлю индийским опиумом, но из данной нам благой идеи ничего не вышло. Наркобизнес в Китае процветал до года, когда за него взялись коммунисты 2-ая опиумная война началась с того, что императорские чиновники арестовали английских моряков за контрабанду.

К году торговля опиумом в Кантоне обошла по размерам прибыли торговлю чаем. Они равномерно догоняли британцев, невзирая на то что им часто приходилось брать наркотик в Турции: английские власти в Индии продавали опиум на аукционах в первую очередь своим и индийским купцам. Первым американцем, начавшим торговать с Китаем, был купец из Бостона по имени Сэмюель Шоу. Больше всего американцам опосля обретения независимости не хватало чая. Конкретно за ним и отправился в далекий путь Шоу.

Поначалу америкосы в основном продавали в Кантоне женьшень, росший в Северной Америке и высоко ценившийся в Китае. Шоу, к примеру, привез на «Императрице» 30 тонн корней этого растения. Потом основным предметом торговли стали шкуры морских выдр, которые купцы выменивали у краснокожих на северо-западе Америки. Ценили китайцы и сандаловое дерево его южноамериканские купцы брали на Гавайях. Опосля поражения китайцев во 2-ой опиумной войне иностранцев на улицах Кантона прибавилось.

В начале XIX века америкосы последовали примеру британцев, уже продававших в Китае опиум. 1-ый собственный наркотик в Кантон янки привезли на корабле «Энтан» в году. Торговать опиумом их принудила и грозная финансовая действительность: у их было чрезвычайно не достаточно серебра, которым приходилось рассчитываться за чай, шелка и фарфор.

Китайцев не интересовали продукты, которыми так гордились америкосы. Что же касается сандалового дерева и шкур животных, которые китайцев устраивали, их запасы быстро истощились. К году все южноамериканские компании в Кантоне, за единственным исключением, торговали опиумом. Он называл опиум самым ужасным злом и не торговал им по суждениям морали, не обращая внимания на насмешки коллег. Делано принадлежали к американской элите и полностью могли претендовать на право считаться отцами-пилигримами.

Их предок Филипп де Ланой прибыл в Плимут в ноябре года на «Фортуне» со 2-ой группой пуритан. В м он женился на Хестер Дьюсбери. Их седьмой ребенок, Джонатан Делано, родился в году и стал родоначальником клана Делано. Уоррен Делано I — воевал с британцами в году и два раза попадал к ним в плен. Он и стал папой Уоррена Делано II — , деда грядущего президента. Через семь лет он стал старшим партнером компании Russell и возглавил всю китайскую торговлю.

Russell доминировала в наркоторговле посреди американских компаний и уступала только двум английским фирмам. В декабре года, в самый разгар первой опиумной войны, в Китай прибыл летний Нед Делано, младший брат Уоррена. Работы было много. Америкосы отказались проявлять солидарность с британцами, прекратившими торговлю и покинувшими Кантон.

Они остались в городке и, лишившись соперников, пожинали плоды нейтралитета. Уоррен устроил брата в компанию клерком. Бизнес в основном проходил в кантонском поселении. Братья жили с иными американцами на втором этаже фактории, а на первом размещались склады и конторы. Когда в Кантоне вспыхивали беспорядки, американцам приходилось временно уезжать в Макао — км и три дня пути. Отношение к войне у Делано было двойственное. С одной стороны, братья испытывали не достаточно симпатии к Британии: они отлично помнили рассказы отца о том, что ему пришлось пережить в английском плену.

К тому же Уоррен и Нед сочувствовали китайцам, принужденным защищать свою родину, выходя с луками и пищалями против современных пушек. Бесчинства англичан вызывали у их негодование, и Делано всекрете порадовались, когда стало понятно о поражении Британии еще в одной колониальной войне, проходившей в то же время в Афганистане. С иной стороны, Делано совместно с иными американцами злились на китайцев за высокомерие, с которым те относились к иностранцам.

Жизнь в Кантоне была непритязательной, но в бытовом плане полностью сносной.

История китая наркотики старая марихуана

ЗАПРЕЩЕННАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. ПОТЕРЯННОЕ МИРОВОЕ ГОСПОДСТВО.

Моему анализ мочи на наркотики во время месячных моему

Следующая статья тесты дпс на наркотики

Другие материалы по теме

  • Секс наркотики рок н ролл хиппи
  • Подброс наркотиков статья
  • Люди после спайса
  • Хочется наркотиков что делать
  • Плакат наркотики фото
  • Слушать все что наркотики и секс
  • Вы, возможно, пропустили